elkoziorov (elkoziorov) wrote,
elkoziorov
elkoziorov

Старые Мытищи. История и фото. Великий крестный ход 1892 года в Мытищах.

21-25 сентября 1892 года в честь 500-летия со дня преставления игумена земли русской - Сергия Радонежского состоялся грандиозный, небывалый по длительности и числу участников Крестный ход из Московского Кремля в Cвято-Троицкую Сергиеву Лавру.
О значении, которое придавалось празднику, свидетельствует такой пример: на время юбилейных торжеств в Лавре воспитанники учебных заведений всей Московской губернии были освобождены от занятий.
Остались фотографии и описание пребывания крестного хода в Мытищах.


«...В 5 часов 5 минут вечера крестный ход вступил в село Мытищи. Впереди его ехал на коне вице-губернатор Боратынский. Улица села была переполнена народом и усыпана песком и можжевельником, по пути к местному храму духовенством, сопровождавшим духовную процессию, было совершено краткое молебствие и затем в 5 часов 25 минут хоругви и св. иконы были внесены в храм, где и пробудут до 8 часов утра сегодняшнего дня.

     Всех хоругвей следует в крестном ходу пятьдесят три, в числе их хоругвь от жителей г. Богородска; до тридцати хоругвей помещены у приготовленного им места, несколько из них размещено по церкви и до десяти оставлены в преддверии храма; св. иконы поставлены перед алтарем на особо приготовленных для них местах. В 6 часов в храме началась всенощная.
     Богомольцы, в числе которых было много пилигримов, пришедших из дальних окраин нашего отечества, уставшие в пути, расположились на отдых и ночлег группами на улицах у крестьянских домиков, другие приютились в домах, где мужички брали с них за ночлег по 50 коп. с каждого; многие легли на дворах, имея себе постелью солому; множество  сопровождавших крестный ход, не найдя себе приюта в Мытищах, пошли в селение Тарасовку, отстоящую от Мытищ по шоссе в 6 верстах, нашлись и такие, которые поздно ночью добрались и до села Пушкина.       Улица села была окаймлена вереницею телег, наполненных белыми хлебами, ситными и баранками; тут же между ними ютились и пожаловавшие из Москвы разносчики с балыками и другой провизией. Трактиры и чайные лавки переполнились посетителями; во всех домах сидели за самоварами богомольцы, в числе которых было много московских дам и их спутников. Над селом стоял от говора нескольких десятков тысяч людей какой-то шум, похожий на шум от прибоя к берегу морских волн. Люди двигались из конца в конец села, отыскивая себе мало-мальски сносного ночлега, но - увы, - многие не нашли его и легли на сырой земле, освещаемой яркими лучами луны, гулявшей на безоблачном небе. Хоругвеносцы, которых насчитывалось в крестном ходе до семисот, расположились в заранее нанятых помещениях.
На всем пути следования крестного хода заболевающих не было. Порядок в шествии крестного хода был прекрасный и ничем не нарушен.
Более тысячи богомольцев, следовавших в крестном ходу с поездом железной дороги, вышедшим с Мытищенской станции в исходе 8 часа вечера, отправились в Москву, только потому, что в селе они не нашли себе ночлега.
С поездом этим уехало более восьмисот пассажиров; остальные 887 пассажиров уехали с другим экстренным поездом, пришедшим в Москву в начале 10-го часа вечера.

ДЕНЬ ВТОРОЙ
Ночь на сегодняшний день богомольцы провели в Мытищах, как мы уже говорили, с большими трудностями относительно ночлега. Чайные столы были заняты народом до полуночи. Путь от Мытищ до Тарасовки на расстоянии шести верст был освещен кострами. Богомольцы, не находя себе ночлега в Мытищах, шли беспрерывными вереницами в Тарасовку, имеющую до ста обывательских домов, и заняли их без исключения; люди с достатком платили за ночлег от рубля до 75 коп.: они приютились в жилых помещениях; средний люд занял чердаки, с платою от 50 коп. до 30 коп., a последние, неимущие, расположились на дворах, где им была постлана солома, и в сараях; с них брали за ночлег по 15 коп. с каждого. Избы были переполнены ночлежниками, так что некоторые крестьяне получили за ночь дохода до восьми рублей за небольшую хибарку.
Но за всем тем помещений этих было мало: многие ушли на ночлег в село Пушкино и расположились там до утра другого дня.
Хоругвеносцы, духовенство, а с ними и богомольцы, поднялись с постелей задолго до рассвета: в это время в прекрасном обширном храме шла литургия, окончившаяся в начале седьмого часа.
По окончании литургии, ровно в семь часов, крестный ход вышел из храма и направился тем же порядком, как в первый день, в дальний путь. Многие из богомольцев пошли вперед, массы их тянулись перед крестным ходом, на  пространстве более шести верст; для них в одном из перелесочков кипели громадные самовары.
Сопровождают величественную духовную процессию: исправник Московского уезда, четыре становых пристава, двадцать пять казаков и столько же урядников.


Порядок шествия не нарушается ни в чем; из громадной массы людей, следующих за крестным ходом, ни вчера, ни сегодня мы не заметили ни одного охмелевшего человека; идут все с открытыми головами, несмотря на то, что сегодняшний день был довольно прохладный: утром реомюр показывал в поле только один градус тепла, и, слава Богу, не было ни одного больного.
Селение „Тарасовка“ было запружено тысячами простолюдинов, собравшихся сюда с окрестных селений; тут же находились рабочие с фабрик г.г. Сапожникова и Алексеева, и дожидавшиеся процессии богомольцы, ушедшие накануне вперед ее.
Улица деревни была усыпана песком и можжевельником; посреди селения был поставлен стол, покрытый белою скатертью; около него сгруппировалось духовенство церкви села Болышева и находились хоругви с запрестольными иконами из домовая храма при имении г. Алексеева, и прекрасный хор певчих с мальчиками, составленный из фабричного люда фабрики Сапожникова, пел ирмосы. Из Тарасовки на встречу крестного хода пошло много народа, среди которого находились женщины с детьми на руках.
Без десяти минут в десять часов крестный ход вступил в Тарасовку и был встречен духовенством села Болышева, здесь отслужен был краткий молебен и затем процессия двинулась далее, к селу Пушкину.
Около 300 тысяч верующих со всей России растянулись на несколько километров по святой Троицкой дороге, а на ней церквей было немало, и каждая приветствовала ход благовестом.»
На этой гравюре, схематически изображающей путь от Кремля до Троице-Сергиевской Лавры, можно узнать и нашу Владимирскую церковь в Мытищах - в центре вверху.


Это фото с крестного хода на Пасху того же 1892 года, но общую картину описываемого крестного хода, думаю, тоже отражает. Крестный ход проходит село Пушкино.


«...Пройдя села Мытищи, Тарасовка, Пушкино, Братовщина, Талицы, Рахманово, Воздвиженское, в каждом из которых служились торжественные молебны, утром 24 сентября  крестный ход подошел к Крестовской часовне у деревни Рязанцы, где к нему присоединились хоругвеносцы Суздаля, Коврова, и Владимира. 7 октября в 11 часов утра Крестный ход вошел в Сергиевский посад и, сопровождаемый звоном церковных колоколов, направился по украшенным флагами улицам к Лавре.»




На богослужением в Троицком соборе присутствовали Московский Генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович с супругой великой княгиней Елизаветой Федоровной.


 «.... Всю ночь с 24 на 25 сентября в Троицком соборе богомольцы прикладывались к мощам святого преподобного Сергия. В четыре часа утра мощно загудел «Царь», ему вторили два других великана — «Годунов» и «Корноухий», а вскоре присоединились и «Лебедь», и окружавшие его зазвонные колокола и часовые колокольчики. А затем подхватили все колокола храмов Сергиева Посада, и этот звон был слышен на многие десятки километров; заблаговестили колокола в больших и малых селениях, и этот мощный благовест покатился во все стороны, сообщая о Великом Торжестве.»

Tags: 1892, крестный ход, мытищи, старые мытищи, фото, ярославское шоссе

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments