elkoziorov (elkoziorov) wrote,
elkoziorov
elkoziorov

Старые Мытищи. История и фото. Клуб ММЗ. Часть 2. Накануне.

С 1914 года жизнь в России начала быстро меняться. Кончилось все революцией, гражданской войной и разрухой. Все прежнее наследие царского режима нещадно выбрасывалось как отжившее и чуждое, новое же строилось с трудом, наощупь. Не обошло это и культуру.
Так же как и вся страна, процесс создания новых клубов - клубное строительство - за первые десять лет после 1917 года прошел непростой путь, с завихрениями в разные стороны, но все же в границах основного стратегического направления, заданного победившей коммунистической идеологией, или как в советское время это называлось - "линией партии".


За это время клубное строительство прошло несколько значимых этапов, клубы успели побывать в ведении армии, Пролеткульта, Наркомпроса и наконец на долгие годы нашли свое место под крылом профсоюзов. Все 1920-е годы дискуссии и на страницах прессы, и в специальных журналах, и на различных собраниях шли нешуточные.
Жизнь менялось быстро, менялись-корректировались и задачи клубов.

Был ли в Мытищах в 1920-е годы какой-то клуб - предшественник ДК ММЗ?
Определенно был. Вот и документ:
В справочнике "Вся Москва" на 1927 год среди клубов металлистов отмечен и
Клуб им. Маркса Ревбазы им. Троцкого (500 чл). Станц. Мытищи, Сев. ж.д., Ваг. з-д. Тлф. 4-42-56
Ревбазой им. Троцкого тогда назывался вагоностроительный. (Почему такое странное название - "ревбаза" - непонятно. А может просто опечатка, машинистка ошиблась? Рембаза звучит и привычнее, и суть деятельности завода в первые годы советской власти отражает). Имя Троцкого в 1927 году было еще не под запретом (Троцкого исключили из партии в ноябре 1927 года), например с ноября 1918 по январь 1928 года  название "Вторая школа морской авиации имени Л. Д. Троцкого" носило нынешнее Ейское высшее военное авиационное училище лётчиков имени В. М. Комарова.
Клуб на 500 человек - это довольно приличное по размеру помещение. Где находился этот клуб - сведений у меня нет. Надеюсь, что совместными усилиями разберемся.

Что было раньше на том месте, где был построен в Мытищах клуб вагонного завода?
До сих пор так и неизвестно. Может просто пустырь. А может и не просто пустырь.
Посмотрим внимательно на известное фото строящегося клуба (декабрь 1928 г.).
Что это за необычный фрагмент в кирпичной стенке? Очевидно, что это бывшее окно. Окно на внутренней стене? У пола, на уровне ног? Ну-ну... Это в южной части клуба. А в северной части - еще интересней. Там такие же заложенные оконные проемы в подвале под сценой обнаружил Дмитрий Гурьянов. Более того на переплетах сохранились бронзовые скобяные изделия. Кирпичи в стене - дореволюционные, с клеймом И.Г.Герасимовъ. Кладка - не на цементном, а на известковом растворе.
Все указывает на то, что на месте клуба было какое-то капитальное строение.
Какое?
Рядом, за нынешним стадионом примерно в начале XX  века появилось кладбище, его очертания четко видны на немецких аэрофотоснимках 1941 - 1943 гг. . Население рабочего поселка у станции Мытищи тогда быстро росло, на старом кладбище у Владимирской церкви мест для захоронений уже не хватало, нужен был новый погост. А где погост - там и церковь или хотя бы часовня.
Словом, многое говорит  за то, что при постройке клуба были использованы части какого-то (возможно незавершенного) строения или группы строений , возможно церковного назначения. В стране победившего пролетариата на первые роли вышел воинствующий атеизм, про новые храмы и часовни речь не шла, да и со старыми не церемонились.
ВОЙНА ХИЖИНАМ! ВОЙНА ДВОРЦАМ!
В первые послереволюционные годы рабочие клубы размещались в различного рода приспособленных помещениях - в особняках, в церквях, в подвалах и т. д. Приспособление под рабочий клуб церковных зданий, как правило, достигалось минимальными средствами: снимались кресты и купола, выбрасывалась вся церковная утварь и интерьер переоборудовался под новую функцию. Но иногда церковные здания перестраивались капитально, с резким изменением внешнего облика. Характерный пример - переустройство по проекту А. Никольского церкви Путиловского завода в Ленинграде под клуб "Красный путиловец". Были разобраны все завершения, узорная кирпичная кладка фасадов скрыта под гладкими стенами, арочный портал заменен прямоугольным проемом, над которым устроен стеклянный угловой эркер. Кстати проводил переустройку А. Никольский, который был когда-то учеником гражданского инженера В.Косякова - архитектора, возводившего церковь в 1901-1906 гг .

ДК "Красный Путиловец"

Хотя уже и в первой половине 1920-х годов велось строительство новых зданий рабочих клубов, оно еще не стало массовым, на такое строительство не хватало средств. В то же время именно в первой половине 1920-х годов в ходе развертывания самой клубной работы, приспособления помещений и разработки проектов отдельных клубов постепенно формировалась программа рабочего клуба как нового типа общественного здания. Формирование архитектуры рабочих клубов происходило в режиме проб и ошибок.
Характерна в этом смысле статья И. Чканикова "Война хижинам! Война дворцам!" (Рабочий клуб. 1926,№ 10).
Автор сравнивает два крайних по функциональному комфорту и художественно-образным характеристикам случая размещения клуба в приспособленных зданиях.
В статье говорится о клубах "темных, без достаточного количества воздуха, ютящихся в маленьких ветхих домах с четырьмя-пятью комнатами". Причем, по мнению автора, "убогое помещение клуба, нищее его оборудование не только понижают производственный уровень работников и работы, они и непосредственно влияют на массу безусловно отрицательно. Помещение клуба, каждую вещь из его оборудования нужно рассматривать как инструмент, которым обрабатывается сознание массы".
В качестве контраста "нищим" клубам автор приводит пример ленинградского объединенного клуба имени Ленина швейников и строителей, размещенного в неоклассическом особняке Половцева, построенном в 1911-1913 гг. по проекту И. Фомина. "Это уже не "хижина", а дворец", - пишет автор. При этом, однако, он убежден, что комфортные условия барского особняка влияют на рабочего не менее отрицательно, чем убогие условия "нищего" клуба.  "Чуждая обстановка дворца утверждает в быту рабочего элементы мещанства... из клубов, задушенных дворцовой обстановкой, нужно вытряхнуть статуи и другие ненужные вещи, осознав, что сотни и тысячи рабочих дороже самых бельведерских Аполлонов".

Как найти помещение для рабочего клуба в городе или народного дома в деревне?  Да очень просто. Вот что советовала крестьянам Н.К. Крупская:
"Товарищи, устраивайте у себя в деревнях народные дома. Добивайтесь под них самых лучших помещений. Где можно приспособить для этого стоящий поблизости какой-нибудь барский дом, делайте это: в деревне мало помещений. Только в крайнем случае начинайте новую стройку, так как дело это долгое."

ЧТО ТАКОЕ РАБОЧИЕ КЛУБЫ. ЗАЧЕМ НУЖНЫ КЛУБЫ. КАК ОРГАНИЗОВАТЬ РАБОТУ В КЛУБЕ.
Что такое рабочие клубы, зачем они нужны, как организовать в них работу и т.п. - огромное количество статей и выступлений 1920-х годов можно найти на эту тему.
В одной только книге  «Из истории советской архитектуры 1926-1932 гг. Рабочие клубы и дворцы культуры. Документы и материалы.» приведены ссылки на более 150 статей тех лет, посвященных клубам.
Вот только несколько таких капитальных работ:
Рабочие клубы и дворцы культуры. Из истории советской архитектуры 1926-1932 гг. Документы и материалы. Наука. 1984
Чепкунова И.В. "Архитектура профсоюзных клубов Подмосковья, 1927-1930-е гг."
Хазанова В.Э. "Клубная жизнь и архитектура клуба 1917-1941. В 2 томах."
Все эти замечательные работы доступны в интернете. Они стоят того, чтобы с ними познакомиться.

В 1920-е годы поиск новых форм клубного строительства – организационных, художественных, архитектурных  - шел непрерывно и сразу во всех направлениях.
Издавались журналы “Клуб», «Рабочий клуб», «Клуб и революция» «Синяя блуза» «Революция и культура» «Культурная революция» «Искусство в массы», «Марксистско-ленинское искусствознание», «Культурный фронт».

А названия статей какие: «Клуб и текущий момент», «Киноработа в клубе», «Какая пьеса нужна рабочему клубу», «Радио в клубе», «Какие формы нужны клубу», «Чем больны клубы» «Лицо рабочего клуба», «Эстетическое загнивание клубов», «Архитектурные проблемы рабочего клуба», «Пути клуба», «О клубном театре», «Маленький клуб в рабочей казарме» «Клуб и быт».

      Честно говоря, из переплетений крайних мнений, споров, среди не всегда знакомых архитектурных терминов и сложного для восприятия языка общественно-политических и искусствоведческих статей,  для меня оказалось не так-то просто получить ясную для понимания картину клубного строительства 1920-х и заложенных в них смыслов. Например, никак не мог понять простую казалось бы вещь - чем отличаются клуб и народный дом.

      И тут мне попалась ссылка на сборник статей и выступлений 1918-1930 гг по этой теме Н.К. Крупской (если кто не застал советские времена- жены и соратницы В.И.Ленина). Получил удовольствие. Все встало на свои места. Надежда Константиновна разъяснила все простым, понятным рабоче-крестьянской массе (и мне заодно) языком. Привел бы целую подборку здесь, да слишком "много буков", поэтому выделю ее в отдельную запись. Кому интересно - прочитает, рекомендую.

КЛУБ - ПРОЛЕТАРСКИЙ ВТОРОЙ ДОМ

    Ранний этап клубного строительства (1919-1924 гг.) сопровождался бурными поисками формы «пролетарского второго дома». Одной из главных черт этого процесса был постепенный отказ от идей и образов «народных домов», которые появились  в российских городах преимущественно в 1910-е гг. Рабочие клубы воспринимались  тогда как то место, где «трудящиеся найдут все, что им нужно для творческой работы, разумного, культурного отдыха и для жизни социалистической семьи».
Советский город становился центром формирования ценностей индустриальной эпохи. Клуб представлял  собой публичную среду общения горожан. Большинство городских рабочих были еще деревенскими и рабочие клубы призваны были в том числе воспитывать у новых горожан первые навыки городского образа жизни.
Клубная организация пространства-действа строилась на массовом зрительском соучастии и индивидуальной работе в кружках. Самодеятельность становилась содержанием клубной жизни. Появились "живые газеты", повсеместно возникали кружки "Синей блузы".

В начале 1920-х годов идея строительства клубов стала всеобъемлющей. В отличие от непринужденного общения в Народных домах, она предполагала передачу знаний, предназначенных для рабочей аудитории, на высоком профессиональном уровне, с участием деятелей науки, культуры, искусства. Постепенно клубы обзаводились библиотеками для взрослых и детей, воскресными лекционными аудиториями, театрами, столовыми, вечерними курсами и классами для взрослых, детскими ремесленными и женскими воскресно-вечерними классами.

Вот как описывала необходимость клубов Н.К. Крупская:
"Рабочему человеку больше чем кому бы то ни было нужен свой общественный домашний очаг. Нужен потому, что ни в одном классе общества не развиты так сильно общественные инстинкты, как в рабочем классе; самый характер работы, борьба за свои интересы сплачивают рабочий класс. У рабочего чрезвычайно сильно стремление быть в обществе товарищей по работе. Да и по части домашнего уюта, домашней обстановки дело обстоит у него не блестяще: тесное, убогое помещение, шум, плач детей — все это не дает отдохнуть рабочему человеку.
В крупных рабочих центрах много рабочих пришлых, которым в свободное время совершенно некуда деваться. Среди рабочих пришлого бессемейного элемента больше, чем среди какого-либо другого класса. Вполне понятно, что в прежнее время все кабаки и трактиры были битком набиты рабочими, набиты они и теперь. Для рабочего класса клубы нужны более, чем для всякого иного. Рабочий клуб должен давать возможность рабочему и работнице проводить время, как им захочется.

Прежде всего клуб должен давать рабочему возможность отдыха. Он должен быть близок к месту его работы, к месту работы членов его семьи, чтобы усталому человеку не надо было тащиться в клуб куда-либо далеко.
Чай и обед должны даваться без задержки, когда рабочие приходят с работы. Надо избегать длинных очередей. В столовой не должно быть шумно, не надо ставить граммофона и т. п., потому что после шума фабрики человек нуждается в тишине. При клубе должен быть ряд комнат, предназначенных для разных целей. В числе этих комнат должна быть и такая, где нельзя разговаривать и куда человек может уйти с чаем, чтобы просто посидеть, помолчать.Тут тут надо разложить альбом с фотографиями лучших картин, поставить шашки, разложить газеты.

Непременной принадлежностью клуба должна быть читальня и библиотека. Рядом с читальней должна быть комната для чтения вслух, — где 'можно в определенные часы читать наиболее интересные статьи из газет. Читать вслух можно не только газеты, но и стихи и художественные произведения, читать по ролям и т. п. Тут должен быть тоже свой организационный кружок. Музыкальный кружок должен составлять непременную принадлежность рабочего клуба; кружок лиц, интересующихся изобразительными искусствами, изучающих их, пробующих в этой области свои силы и т. д.

Важно, чтобы все эти кружки, которые могут преследовать весьма различные цели, не были замкнутыми, чтобы доступ в них был открыт всякому члену клуба, чтобы работа кружка была на виду у всех, увлекала бы других, толкала бы, будила.
Всего не перечесть, что можно устроить в рабочем клубе.

Центр тяжести в клубе должен лежать именно в этой активной работе кружков. Лекции, доклады, кинематографические сеансы, спектакли должны быть лишь праздниками, дающими новое, более богатое содержание, новую силу этой повседневной активной работе членов клуба. Такой клуб, который объединяет в себе целый ряд самых разнообразных деятельных групп своих членов, никогда не захиреет и не заглохнет. Он будет одним из камней, которые пойдут на постройку великого здания социалистической культуры."

Общая задача клубов представлялась так:
"Наши клубы должны стать школами по перестройке быта, мастерскими переделки человеческого материала." (М. Холостенко. Пути клуба // Современная архитектура. 1928. № 5.)

"Сейчас они [клубы] приобретают особые задачи... - пишет в 1923 году Михаил Томский, тогдашний глава ВЦСПС,  - Клуб должен быть не только пропагандистским очагом, но и местом отдыха рабочего... Перед нами стоит вопрос: либо рабочий пойдет от нас в буржуазные пивные и кабаре, либо он должен проводить свободное время в своем же рабочем клубе".
Напомним, речь идет о середине двадцатых, на дворе НЭП, и "буржуазных соблазнов" вокруг хватает. Немудрено, что создание клубов стало настоящей "борьбой за души людские".
"А если союзный клуб не удовлетворяет рабочего? - задается Томский вопросом. - Нужно приспособить его так, чтобы он его удовлетворял".

И в клубах старались вести культработу так, чтобы люди оставались довольны. Правда, иногда это выглядело и так:
"Один из губотделов строителей устроил массовую экскурсию для рабочих. Экскурсию сопровождали 30 ведер пива, захваченных руководителями для экскурсантов", - писала газета "Вечерняя Москва" в мае 1925-го.

Беспокойство Томского вполне понятно. Рабочий класс, особенно среднего и старшего возраста, перестраивался на "культурные рельсы" с трудом. Например обследование досуга рабочих завода "Динамо" обнаружило, что они всего лишь 1 ч.2б мин. тратят за неделю  на музей, выставку, клуб, театр, сад-кино, а 3 ч. 5б мин. - на гостевание, пьянку». По Москве на 1000 жителей было: клубов - 0,81, библиотек - 0,3б, кино - 0,22, театров - 0,13, мест продажи спиртного  - 4,5.
При этом рабочий клуб, особенно в провинции, нередко был единственным культурным учреждением. При отсутствии специальных зрелищных зданий (театров, кинотеатров) клуб выполнял в той или иной степени и их функции. Эта роль рабочего клуба  учитывалась в 1920-е годы профсоюзами.

КЛУБЫ И КИНО
Понимая, что кино - мощное орудие воспитания масс и следуя указанию вождя пролетариата, что "из всех искусств важнейшим для нас является кино",  рабочие клубы стали шире использовать для демонстрации кинофильмов, что позволило резко увеличить число кинозрителей в стране. (Интересно, что сначала члены клуба смотрели фильмы бесплатно: прокат фильма оплачивал профсоюз. Однако постепенно клубам, как и кинотеатрам, стал спускаться сверху финансовый план, и бесплатность кино быстро закончилась.) Однако скоро маятник качнулся в другую сторону.
Огромная популярность кино у населения заставило партийное руководство бить тревогу уже по другому поводу, показ кинокартин стало теснить чисто клубную деятельность. Например в статье "О киноклубных уклонах" было сказано, что в клубах показывают много "вредных" фильмов, что отвлекает рабочих от клубной работы и "разлагает" их.

КЛУБЫ И ПРОЛЕТКУЛЬТ
Система рабочих клубов начала создаваться сразу после революции практически во всех крупных городах и населенных центрах (Иваново-Вознесенск, Рыбинск, Тула, Ижевск, Самара, Пенза, Кострома, Одесса и мн. др.)
Руководство рабочими клубами взял на себя Пролеткульт - массовая культурно-просветительская и литературно-художественная организация пролетарской самодеятельности.
Пролеткульт решал две задачи — разрушить старую дворянскую культуру и создать новую пролетарскую. Взгляды у пролеткультовцев были радикальными. Они исповедовали истовый классовый подход,  никакие другие формы культуры, кроме пролетарской, не признавались, хотя Карл Маркс на этот счет каких-либо рекомендаций не оставил.
Считалось, что любое произведение искусства отражает интересы и мировоззрение только одного класса (рабовладельческого, помещичьего, буржуазного, крестьянского) и поэтому непригодно для другого, поскольку «пролетарский опыт иной, чем у старых классов».
Короче говоря, если задача разрушения старой культуры Пролеткультом была в основном успешно решена, то со второй задачей дела шли не очень, классовый подход здесь сильно тормозил.

1928 Мытищи строится клуб ММЗ.jpgПролеткультовцы хотели взять в свои руки руководство культурно-просветительской деятельностью и всеми отраслями пролетарского искусства, выступали за полную независимость от власти. Для большевиков такой революционный «анархизм» был конечно неприемлем. В декабре 1920 г. в "Правде" появилось письмо ЦК РКП(б) «О пролеткультах», в котором было высказано отрицательное отношение РКП(б) к пролеткультовской идеологии. После чего пролеткульт стали планомерно поддушивать, масштабы деятельности Пролеткульта стали сокращаться, и в результате через 4 года число региональных организаций сократилось с 300 до 77, а в 1927 году их осталось всего 6. С 1925 года Пролеткульт был окончательно переведен в подчинение ВЦСПС, в каковом статусе и существовал  до своего роспуска в 1932 году.
Тем не менее, система рабочих клубов, включая культурно-просветительскую и художественно-творческую работу в ее рамках, в 1920-е годы продолжала существовать и развиваться – при ключевой роли, в первую очередь, профсоюзных организаций.

КЛУБ И КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ
Название "Рабочий клуб" в 1920-е годы понималось буквально - клуб для рабочих, не вообще для трудящихся, а именно для рабочих. Рабочие клубы ориентировались на обслуживание представителей рабочего класса, т.е. с самого начала клубы имели классовый характер, как бы подражая бывшим дворянским и купеческим клубам. Не случайно рабочие клубы находились тогда в ведении Пролеткульта, который ревностно следил за тем, чтобы членами клуба были прежде всего рабочие.
Если Пролеткульт и отделы народного образования в первые послереволюционные годы главное внимание уделяли развертыванию в клубах культурно-просветительной работы, то партия видела в рабочих клубах прежде всего важную сферу воспитания рабочих в коммунистическом духе. Причем эта цель от года к году формулировалась все более определенно. Например, если на XII съезде партии (апрель 1923 г) заявлялось, что клубы должны стать "центрами массовой пропаганды и развития творческих способностей рабочего класса", то в резолюции XIII съезда (май 1924 г) задачи политпросвещения в клубной работе были поставлены более жестко: "В настоящее время с большей необходимостью выдвигается задача действительного превращения рабочих клубов в центры коммунистического воспитания рабочих и работниц".
На XIII съезде партии фактически было решено не только перейти к общему контролю партийных органов над клубной работой, но и обеспечить руководство клубами со стороны партийных организаций. На местах при партийных комитетах создавались специальные комиссии, объединяющие руководство всей клубной работой.
На протяжении всех 1920-х годов партийное руководство пристально следило за сложными процессами, происходившими в рабочих клубах. Главным критерием оценки работы клуба стала степень развития массовой работы. Рабочий клуб рассматривался не как место, куда человек приходит удовлетворить свои потребности, запросы и интересы, а как часть политико-массовой системы, где происходит процесс воспитания нового человека путем вовлечения его в массовые мероприятия. Любые отклонения от «линии партии» объявлялись попыткой «перерождении клуба из общественно-политического учреждения в место развлечения» и жестко пресекались.


КЛУБНАЯ ПРОГРАММА. УНИКАЛЬНЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ 1927-1930 гг
В 1926-1927 гг. началось массовое строительство рабочих клубов. В 1926 г., когда была реально поставлена задача строительства новых капитальных зданий для рабочих клубов, самих клубов насчитывалось в стране уже около 3500. Социальный заказ архитектуре был дан. Появился и реальный заказчик - профсоюзы, которые стали выделять специальные средства на клубное строительство.
К середине 1920-х годов в результате борьбы за право руководства клубами между Пролеткультом, Отделами народного образования, Московским центральным рабочим кооперативом и профсоюзами, большинство клубов перешло в ведение профсоюзов. Превратившись в мощные и организационно оформленные объединения (самыми крупными были профсоюз Текстильщиков 711 тыс. чел и профсоюз Металлистов  - более 400 тыс. чел на 1919 год), профсоюзы оказались способными вести свою собственную политику, в том числе и строительную. Этому благоприятствовала финансовая состоятельность и независимость профсоюзов.
Несмотря на это, даже самым крупным из профсоюзных объединений, таким как профсоюз Металлистов, не удалось до 1927 года выстроить ни одного клуба. Только после организационной работы, проведенной ВЦСПС, а главное, после создания общего финансового механизма проектирования и строительства клубов, профсоюзы смогли в полной мере осуществить свои строительные амбиции, создав единую Клубную программу для строительства в Москве и в уездах Московской губернии.
Проходивший в ноябре 1925 г. VII Всесоюзный съезд союза рабочих металлистов принял решение о создании фонда клубного строительства за счет систематических ежемесячных отчислений 10% поступающих в профсоюзную кассу членских взносов. Подобные решения принимаются в середине 1920-х годов многими отраслевыми и региональными профсоюзными организациями.
В мае 1927 года состоялся Пленум Московского Губернского Совета Профсоюзов (МГСП), на котором было принято решение о строительстве новых клубов. Клубная программа была рассчитана на четыре года и по ней предполагалось выстроить 78 клубов. Из них 30 клубов должны были находиться в Москве, 48 клубов — в уездах Московской губернии. Оказалось, что большинство профсоюзов выполнили поставленные перед ними строительные планы, а крупнейший из них - профсоюз металлистов, вместо 5-ти заявленных построил 14 клубов в Московской губернии.
В проектировании подмосковных клубов принимали участие большие мастера архитектуры своего времени. В их числе К. Мельников, который построил клуб в Дулево, В. Щуко — в Егорьевске, И. Иванов-Шиц — в Подольске. Л. Веснин — автор небольшого типового клуба, построенного в четырех местах. Три из них сейчас находятся на территории Москвы. Еще два клуба: в Орехово (ныне Орехово-Зуево) и Раменском были созданы по проекту Я. Корнфельда и т.д.

Средства на клубное строительство выделялись как из союзных фондов, так и из отчислений хозорганов и за счет специальных банковских кредитов. Цекомбанк по ходатайству Президиума ВЦСПС утвердил на клубное строительство на 1927-1928 г. кредит в 1,5 млн руб.   Срок кредитования был установлен свыше 10 лет, размер процентов по ссудам такой же , как и по жилищному строительству: от 0,25 до 1%.
Небольшой отрезок времени между 1927 и 1930 годами был уникальным периодом социального эксперимента, проводившегося в Московской губернии. Клубная программа профсоюзов инициировала массовое строительство клубов, как по индивидуальным, так и по типовым проектам.

Как уже говорилось в самом начале этой заметки в 1920-е годы, в период до постройки нового здания клуба,  свой клуб у рабочих мытищинского вагоностроительного завода уже был, культурно-просветительская и спортивная работа активно велась. К открытию нового клуба была выпущена специальная сводная фотография с активистами культурной работы 1917 - 1929 гг.

Клуб металлистов им. XII годовщины Октября при вагоностроительном заводе в Мытищах. Участники достижений на культурном фронте.

Ни одного имени из дореволюционной фотографии драматической труппы. Новые времена - новые имена.

Жители современных Мытищ, те кто родился и вырос в Мытищах - посмотрите внимательно на эту фотографии., вдруг среди них вы узнаете кого-то из ваших дедушек-прадедушек, бабушек-прабабушек.

Еще по теме:
Клуб ММЗ. Часть 1. Истоки.
Клуб ММЗ. Часть 2, Накануне.
Клуб ММЗ. Часть 3. Проект.
Клуб ММЗ. Часть 4. Вокруг и внутри.
Клуб ММЗ. Часть 5. Простые истории.

Клуб ММЗ. Часть 6. Финал.
Tags: история, клуб, ммз, мытищи
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments