elkoziorov (elkoziorov) wrote,
elkoziorov
elkoziorov

Categories:

Мытищи - Молдавия

Тема этой заметки для представителей моего поколения наверняка будет слегка ностальгической. Каждому есть что вспомнить.  Был в Мытищах завод виноградных вин и безалкогольных напитков, с конца 1930-х выпускал всякие фруктовые воды. В 1970-е завод начал разливать молдавское вино, став одним из 150 винодельческих комбинатов объединения Молдвинпром.  Это пришлось как раз на нашу юность-молодость.

Моя личная ностальгия – удвоенная, т.к. в Молдавии я часто бывал в командировках первые годы  своей инженерной трудовой биографии, с 1982 по 1987 гг. Поэтому я позволю себе разбавить дорогие сердцу артефакты короткими полузабытыми своими впечатлениями о Молдавии.
Первая попытка основать в Мытищах завод была произведена в 1935 году, Мособлисполком выделил Москоопминводу земельный участок в г. Мытищи площадью 0,6га под постройку завода фруктовых вод. Но что-то видимо не сложилось.  Через 4 года, в сентябре 1939 г., вышло еще одно постановление, разрешающее отвод земельного участка заводу им. Бадаева под строительство в г.Мытищи завода безалкогольных напитков. Сколько завод строился и когда реально запустился сведений я не нашел, но в 1953 г. он точно работал, в архивах остались сметы, штатные расписания и промфинплан. Завод несколько раз менял название и ведомственную принадлежность. Начинался как Мытищинский завод фруктовых вод, с 1955 г. - Мытищинский завод безалкогольных напитков, с 1975 г Мытищинский завод виноградных вин и безалкогольных напитков.


Завод «Мезон» был крупнейшим предприятием микроэлектронной промышленности не только юго-запада СССР,  но и Восточной Европы. Построенное в 1969 г на окраине Кишинёва предприятие в начале 1980-х было в самом расцвете.  Большие корпуса, молодые кадры,  инновационные технологии, современное оборудование - всё было при нём. Так же как и извечная производственная война  технологов и конструкторов. При любых «косяках» одни валили на других, те на этих,  эти на тех. Специфика моей работы требовала знать на хорошем уровне и то, и другое,  мы с моими друзьями-коллегами по кафедре микроэлектроники МИФИ  понимали что и как нужно сделать, но все наши инициативы и проверенные рекомендации вязли в трясине «специфики» социалистического производства.  Рост производства был никому не нужен, за успехи можно было получить благодарность или грамоту, а вот за невыполнение плана -  схлопотать выговор и вылететь с работы. Немного позже, на аналогичном предприятии в Риге, суть экономики социализма мне кратко, емко и на доходчивом русском языке преподал один из начальников цехов,  за 4 минуты, что мы с ним стояли в очереди в столовой. Главное было – выполнить план, «План-закон» - такой лозунг висел на проходных всех советских заводов.  Честно могу сказать, что за пять лет т пробить эту броню мы так и не смогли, да и не могли в тех условиях в принципе, но лично для меня тот опыт был бесценен.  Молдавия в моей памяти forever.
= = = = = = = =

Что меня поразило в Кишиневе – это розы.  Как такое может быть – огромные, ароматные, растут ПРОСТО ТАК вдоль всей центральной улицы на разделительной полосе, и НИКТО их не срывает. Не укладывалось в голове. А местные Ромео стояли в очереди в цветочный киоск,  за чем? – за 3 гвоздичками.  Конечно розы можно было и купить, например на рынке, что я иногда и делал перед отъездом, вызывая потом зависть и восторг окружающих в автобусе на пути из Внуково в Москву.
= = = = = = = = =

 Если бы в те времена было популярно выражение «я в шоке» - я так и бы назвал свое первое впечатление от продовольственных магазинов в Кишиневе. Точнее от универсамов, которые тогда уже появились в крупных городах СССР. По-молдавски продовольственный магазин  - «Алиментара»,  хорошо запоминается. Ничего такого особого из продуктов там не было, было бедно, как и везде. Но что было всегда и в изобилии – так это вино. Большие железные сетки-корзины  на колесах, доверху заполненные бутылками, произвели  неизгладимое впечатление. Представить такое у нас было трудно, хотя корзины такие имелись и в наших универсамах, в них время от времени выкатывали в торговый зал (тогда говорили - «выбрасывали») колбасу,  народ их тут же опустошал. У нас на бутылки с вином можно было только любоваться, только  из-за прилавка, и только в винном  отделе ( назывался «штучный отдел»),   самому взять  - ни-ни,  только через продавщицу. А тут – бери сам и сколько хочешь.
= = = = = = = = =
Это конечно мистика, но сколько раз я летал в Кишинев, столько раз повторялась одна и та же картина. В Москве мог лить дождь, идти снег, на всем протяжении полета внизу могла висеть унылая сплошная облачность, но как только в салоне включалась бодрая молдавская музыка и приятный голос бортпроводницы сообщал: «Уважаемые пассажиры, через 20 минут наш самолет совершит посадку в аэропорту столицы советской Молдавии – городе Кишиневе. Кишинев по-молдавски означает  источник, родник» - происходило чудо. Облака вмиг, буквально обрезом, заканчивались и внизу расстилались залитые солнцем поля. Мистика. Так и осталась Молдавия в памяти –  резкий край облаков и на всю даль – солнце.
= = = = = = = =

Отправляясь в другой город в командировку было принято брать с собой какой-то подарок, хорошим людям, знак внимания. В Кишинев обычно везли сливочное масло. Обратно – сами понимаете. Почему надо обязательно было везти вино и не просто вино, а столько вина – разумному объяснению не поддается. Везли в набитых портфелях, везли в сумках, везли в кислородных подушках. А раз привезено – надо же было это все выпить, зря везли что ли. Зачем?!!
= = = = = = = = = = = = = = = =

Принимающей стороной в Кишиневе для меня был Володя Рублев, Владимир Михалыч. Друг и соратник моего шефа-руководителя по кафедре, лет на 10-12 меня постарше. Какое-то время назад Рублева пригласили на Мезон начальником техотдела, он уехал в Молдавию,  развил там бурную деятельность во всех направлениях и завел сотни нужных знакомств. Я его запомнил всегда на бегу, всегда занятого  десятком дел одновременно, мгновенно принимающего решения. Все это было в легкой манере, по-моему Володя просто получал от всего этого кайф. Как сложилась его судьба я не знаю, но в постсоветской России он наверняка не пропал.
В один из дней он предложил мне «показать Молдавию». Это означало, что у него было какое-то  дело в Сороках (150 км ) и надо было туда срочно сгонять.  Собственные «Жигули» у Володи, как делового человека, конечно,  были. До Сорок мы не доехали, но настоящую Молдавию я увидел, правда с совершенно неожиданной стороны. По дороге в машине что-то забарахлило и Володя решил сходить в ближайшую деревню к трактористам за какой-то деталью. Но до деревни мы не дошли. Мужики-крестьяне, увидев двух городских, приняли нас за начальство и повалили к нам жаловаться на председателя колхоза.   Володе здесь пришлось посложнее чем у себя на заводе, но красноречия и харизмы хватило, чтобы мужикам объяснить что мы не те, но их справедливые требования безусловно поддерживаем.
= = = = = = = = = = = = = = =

Это сейчас заходи в любую гостиницу, если номера есть – заселяйся, никаких проблем. Букинг ком в помощь. Советскому человеку такое представить было невозможно. Селили  только по турпутевкам, организованные группы и участников каких-нибудь симпозиумов (см. «Мимино», товарищ Хачикян).  В Кишиневе меня всегда «устраивал» Володя Рублев. Довелось мне пожить и в гостинице в центре (номер на 6 человек – норм), и даже в гостинице ЦК, но обычно я селился на турбазе «Дойна», которая находилась в черте города. Мест там естественно никогда не было. Володя брал шоколадку, перегибался через стойку «респешн», включал все свое обаяние, и я не помню, чтобы хоть раз какая-то из приемщиц перед его напором и обаянием устояла. В самый жесткий сезон место всегда находилось. Местом  этим была койка в деревянном сарае (называлось это даже не домиком, а как-то по-другому, уже не помню), удобства на улице. Такие «корпуса»  были тогда на всех турбазах Советского Союза, основной фонд. Дело привычное, сравнивать было тогда не с чем, отдыхающих не смущало,  меня тоже. Территория турбазы была судя по современным фото красивая, парк, пруд, но я ее  не запомнил, утром завтракал в стеклянном кафе-рюмочной в парке кашей из мамалыги и стаканом  столового вина и  уходил на весь день на завод.  Меняющиеся соседи по «номеру» -  отдыхающие, демонстрировали один и тот же шаблон. В первый день после приезда мужики серьезно обсуждали меж собой что кому жена поручила в магазинах посмотреть, кому какой сувенир привезти, смотрели в списки, советовались со мной как с бывалым, в общем еще были как бы не отдыхе. К следующему вечеру все приходило в норму. Расслабленная улыбка, нетвердая походка, удовольствие во всем облике, домашние заботы на пару недель посылались на сколько надо букв –  ОК, человек приступил к отдыху.  Наблюдать за этим превращением было забавно.
= = = = = = = = = = = = = = =

Аэровокзал Кишинева мне ничем не запомнился. Наверное   потому что не приходилось  там задерживаться, прилетел – сразу на автобус и в город, обратно так же – с автобуса сразу на регистрацию и посадку. Зато запомнились взлеты в Кишиневе – это было что-то. «Наш рейс выполняет экипаж молдавского управления гражданской авиации». Самолет разбегался, отрывался от земли,  брал угол в 90 градусов и взлетал почти вертикально вверх. Во всяком случае так казалось. Стиль такой был у местных летчиков. Только недавно я прочитал в википедии, что оказывается в Кишинёве была размещена всесоюзная испытательная база Ту-134.  Стало понятно). Летали действительно ТУ-134. И ведь как летали! 12 (двенадцать) рейсов в Москву, в 80 городов Советского Союза, 20 рейсов по Молдавии. Есть ли сейчас в России региональные аэропорты с таким количеством внутренних направлений?
= = = = = = = = = =
Если кто помнит, в 1980-х в СССР был книжно-макулатурный бум. Народ читал много, хорошие книги были дефицитом, надо было сдать сколько-то макулатуры, получить талон и на него можно было купить что-то типа «Виконт де Бражелон» Дюма или «Лунный камень» Коллинза. В продаже хороших книг не было. Зато они были в Кишиневе в обычных книжных. Зависнуть в книжном магазине, найти интересную книгу и ее купить – просто без талонов, без блата, без доплаты – это был кайф.
= = = = = = = = = =

 Жителю Москвы и Подмосковья командировки в такие города как Кишинев предоставляли еще один культурный «бонус». Помимо книжного бума был еще и бум театральный. В Москве в популярные  театры билетов было не достать, надо было записываться, ходить на переклички, дежурить ночами и тогда, может быть, у тебя появлялся шанс заполучить пару желанных билетов на какой-нибудь спектакль, о котором мечтала вся Москва.  Одним из таких супермодных спектаклей тогда была пьеса «Взрослая дочь молодого человека» в постановке молодого режиссера Валерия Фокина. Увидеть этот спектакль в Москве шансов не было. А в Кишиневе в местном Русском  драматическом театре я на него без проблем купил билет и получил большое удовольствие. В том числе от публики – доброжелательной и неснобистской.
= = = = = = = = =
Молдавский язык относится к группе романских, устную речь понять трудно, но надписи кое-какие перевести было можно, тем более буквы – кириллица. Ну, например «Министерул индустриале локале» - все понятно – Министерство местной промышленности. Правда встречались и сочетания для русского уха прикольные, например «луй Ленин». Не подумайте чего, «страда луй Ленин» – это улица Ленина.
= = = = = = = = =
Командировки мои в Кишинев были как правило недельными. В понедельник утром – туда, в пятницу вечером обратно. Обычно мне удавалось сделать все запланированное до четверга, и в пятницу я уезжал купаться в Вадул-луй-Водэ - местную курортную зону, час езды на автобусе. Днестр, солнце, песок, волейбол – то, что надо, чтобы сбросить рабочее напряжение и в хорошем настроении вернуться в Москву.
= = = = = = = = =
Не помню, чтобы во время моих поездок в Кишинев там когда-нибудь шел дождь. Всегда солнце.  У нас осень-зима, а там весна. У нас лето – там лето-лето. Когда живешь в вечной весне и лете, легко забыть, что где-то бывает по-другому. На этом постоянно горел Володя Рублев, приезжая в Москву. У нас стало как бы сейчас сказали - "мемом" как Рублев в ноябре выходит в Москве из самолета. В одном пиджачке. Ёклмн, опять забыл!

Мытищинское предприятие вполне процветает и сейчас, называется ООО «Родник», спрос на его продукцию у нас был и есть стабилен при любом социальном строе. Завод выпускает десертные ликеры, сладкие и горькие настойки, серию водок «Русский Графин» и «Вкусная», коньяк «Российский», в ассортиментном портфеле завода более 30 наименований алкогольной продукции.
алиготе_100.jpg
г. Мытищи. Строитель. ул. Силикатная, д. 17

Будете в каком-нибудь крупном торговом центре, попросите продавца-консультанта в винном отделе вам помочь с выбором и он ненавязчиво и со знанием дела расскажет вам, что водка мытищинского завода самая лучшая, пьется «мягко, деликатно».
Подтверждаю. ))

Tags: история, мытищи, мытищинский завод безалкогольных напитко
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments