elkoziorov (elkoziorov) wrote,
elkoziorov
elkoziorov

Categories:

Старые Мытищи. Улица Диспансера. Часть 1. Диспансер.

Провел детство и юность рядом с улицей Диспансера, потом больше 10 лет жил на этой самой улице Диспансера, и ни разу не задался вопросом: «Что за название такое? Что еще за диспансер?». И никто в моем окружении не задавался. Необычное название улицы естественным  образом жило в речи местных жителей. - «Где была?» - «Да вот на рынке молока  не было, ходила за молоком на Диспансера».

Название улицы действительно необычное, а может и вообще уникальное. Мытищи по этой части оригинальны – улица Ленина во всех городах СССР была, а у нас – нет, а вот улицы Диспансера наоборот  нигде не было, а у нас – пожалуйста, вот она. С начала 1960-х, когда на месте бывших полей стали  быстро расти и заселяться пятиэтажки Химгородка,  статус главной магистрали  старых Мытищ стал постепенно переходить от улицы Колонцова к улице Диспансера.  Примерно в 1980-81 году улицу переименовали и она стала улицей академика Каргина.
К воспоминаниям об улице советских времен я еще вернусь, а в этой заметке – про ее  «историческое название».
Откуда же оно, сильно режущее слух неместных (местных совершенно не напрягало) взялось? На улице Диспансера никакого диспансера не было - ни на моей памяти, ни на памяти родителей, которые приехали в Мытищи после войны. Может быть в Леонидовке, куда вела улица, диспансер был? Нет. Военкомат был, диспансера не было.
Сейчас разберемся. Помогут архивные документы 1920-х.

В начале 1925 года МУС (Московский Уездный Совет) озаботился организацией в уезде лечебно-профилактического учреждения. Слово диспансер уже было в ходу. Начиная с начала 20 века сначала в столице (СПб), а потом и в губерниях стали появляться диспансеры – туберкулезные , потом кожно-венерологические. Соответствующих болезней  и больных ими в то время хватало.
Слово диспансер ( вообще-то диспансЕр) – от французского dispensaire, восходит к лат. dispenso «распределяю» - специальное лечебно-профилактическое медицинское учреждение, оказывающее медицинскую помощь определённым группам населения и осуществляющее систематическое наблюдение за состоянием их здоровья. (Википедия)
В английском to dispense - раздавать, распределять, dispensable – необязательный, dispenser- фармацевт. В общем-то все эти значения оказываются близки к диспансеру, как мы его сейчас понимаем.

Так вот,  МУС решил построить в уезде диспансер. Выбор пал по какой-то причине на Мытищи.
Решение принято - надо воплощать. Сказано-сделано.  Но тут неожиданно получился «затык». У мытищинских властей никак не получалось определиться с местом постройки. Местные жители были мягко говоря не в восторге от возможного соседства с подобным учреждением и всячески инициативу властей торпедировали.
Протокол №35 заседания волгорисполкома
от 26 апреля 1925 года
Слушали: О помещении под диспансер в посёлке Пролетарский
Постановили: Диспансер открыть в помещениях завода бывш. Челышева. Поручить Зав. столом местного хозяйства объявить под расписку всем проживающим в заводе б. Челышева гражданам об добровольном освобождении занимаемых помещений до 7 мая с/г. При неисполнении сего в указанный срок, принять соответствующие к выселению меры.
Протокол №45 заседания волгорисполкома
от 1 июня 1925 года
Слушали: О месте для постройки диспансера
Постановили: Постройку диспансера и амбулатории произвести на земле, находящейся в пользовании общества крестьян села Большие Мытищи по аллее близ «Громового колодца» и питомника. Проведение данного вопроса на сходе крестьян села Б. Мытищи поручить товарищу Виноградову.
Товарищ Виноградов с «проведением данного вопроса» тоже не справился.
Тогда взоры начальства обратились к обширной территории, которая начиналась за кладбищем и простиралась вплоть до начавшего в 1910-е годы развиваться,  да так и не развившегося дачного поселка Леонидовка, расположенного вдоль Щелковской ветки железной дороги.
В первых числах июля 1925 г. была организована специальная комиссия МУС, которая обследовала эту территорию  и составила акт. В акте немало интересных подробностей, раскрывающих географию Мытищ 1920-х, привожу его почти полностью.
АКТ
осмотра участка земли,  находящегося к северу от села Мытищ, в районе посёлка Леонидовка и полосы отчуждения Сев. ж.д, граничащегося с Севера и Запада - полосой отчуждения, с Юга - условной линией, проведенной сзади южной границы земельного участка Химического завода МУС примерно в 25 саженях от неё, с Юго-востока -  условной линией, проведённой от полосы отчуждения примерно в 100 саженях, с Востока - условной линией, проведённой мимо последнего участка посёлка Леонидовка.
В осмотре приняли участие:
1) заведывающий земельным отделом Пролетарского ВИК т. Хохлушин,
2) заведывающий мытищинской больницей МУС - т. Огарков,
3) представитель от завкома вагонного завода - т. Минаев
4) представители технической строительной части МУС’а  - тт. Занегин, Аурос,
5) санитарный врач МУС’а  - т. Берлин.
В задание комиссии входило:
1) выяснить необходимый участок земли и его границы, потребный для возведения зданий диспансера и больницы,
2) определить точно место для возведения диспансерного здания.
Участок представляет из себя плато со склоном на юг и  юго-запад. В пределах описанных границ с падением до 2,5 сажень. Указанные условия обеспечивают сток грунтовых и поверхностных вод и дают возможность естественного подвода сточных вод по трубам на оросительные участки с отводом в речку Работню.
Участок, имеющий форму вытянутого прямоугольника, пересекается грунтовой дорогой общего пользования, соединяющий с. Мытищи с переездом железной дороги и делится на две неравные части. С левой стороны от дороги в площадь участка входят земля бывш. Химического завода, принадлежащая ныне П/О Госимуществ. МУСа.
Остальная земля, в описанных границах как с той, так и с другой стороны дороги принадлежит крестьянам села Большие Мытищи, как надельная земля.
В одной своей части (1,25 дес.) распахана,  а остальная покрыта мелкой порослью и служит для сенокоса. Остальная часть участка между Канавой и Кавальером,  в форме треугольника, площадью за 1,5 дес., составляет земельный Госфонд.

Комиссия, обойдя границы участка и познакомившись с рельефом местности, по нивелирному плану, представленному техником Занегиным,  пришла к заключению:
1) для указанных выше целей постройки амбулатории с диспансером и ночным санаторием и переноса полностью или частично зданий больницы необходим участок земли площадью 5 десятин и зелёной площадью для парка 1,5 дес. в описанных выше границах, из коих часть расположенная вправо от дороги к востоку может быть использована для возведения больших строений , а левая часть к юго-западу - под поля орошения, как единственное пригодное для этого место со спуском вод в реку Работню. Площадь полей орошения должна быть равна от 1, 5 до 2,0 дес.
2) Для получения прав на указанную землю необходимо провести через землеустройство и передачу из ведения Госимущества участок, принадлежавший ранее химическому заводу и передачу крестьянской земли под больницу при твердой компенсации за указанную крестьянскую землю из Госфонда.
3) Участок между Канавой и жел. дор. выемкой (треугольник) площадью 1,5 дес. не может быть использован под постройку диспансера за отсутствием возможности обеспечить сток вод и устройство полей орошения. С другой стороны, участок для переноса всей больницы -  мал.
4) При отводе участка земли в описанных границах в пользование больницы для постройки диспансерного здания местом постройки намечен участок от поворота дороги на переезд в расстоянии 10-15 саженей. Ориентировка фасада - на Юго-запад.
диспансер_заставка.jpg


Место обследования территории для диспансера на карте Мытищ
Какие интересные детали старых Мытищ видим в акте?
*** Бывший химзаввод, он же еще ранее фабрика Неймана, запущенный в 1910-х гг и, как свидетельствуют сохранившиеся  документы, атмосферу явно не озонировавший. «Сколько раз уже этот основывающийся  завод напускал в нашу сторону свои вонючие газы, и выпускание их проходило часами. Газы эти тяжёлые, медленно рассеивающиеся в воздухе, действие их ядовитое, при вдыхании их чувствуется стеснение в груди и дыхательных путях и какой-то как бы осадок на них, головная боль и тяжесть» - (из обращения владельца кирпичного завода И.И. Герасимова к управляющему Московским Удельным округом, октябрь 1916г.)
*** Некая «Канава», которая регулярно встречается в описании Мытищ в архивных документах конца 19-начала 20 вв
*** Дорога общего пользования - будущая улица Коминтерна, которая вела к ж/д переезду,
*** И наконец,  главное – здание диспансера, место которого четко указано: «участок от поворота дороги на переезд в расстоянии 10-15 саженей. Ориентировка фасада - на Юго-запад».
Именно там задание диспансера и было построено. Именно это здание, с некоторыми поздними достройками, мы можем видеть и сейчас, спустя почти 100 лет.  Это знакомое нескольким поколениям мытищинцев здание бывшего роддома, где многие и родились (и я тоже). Сейчас – инфекционное отделение больницы.

Фото 1. Мытищинский роддом. 1950-е
Появление диспансера зафиксировано в истории Мытищинской больницы.
1927 год – вступил в строй двухэтажный каменный корпус, на первом этаже расположена поликлиника с 20-ю кабинетами, 2-й этаж предназначался для противотуберкулезного диспансера, ночного санатория (зав. Г.Н. Максимов).

Фото 2. Вид с севера, со стороны железной дороги.

Фото 3. Пожалуй самое раннее фото, где запечатлено здание диспансера.
Справа -  построенный несколькими годами позже новый корпус больницы, а слева – диспансер.


На современной карте


Вернемся в 1925 год.
Через несколько дней после комиссии МУС,  17 июля 1925 г. землеустроитель подотдела землеустройства МОЗО Еськов, «прибыв в село Б. Мытищи Пролетарской власти Московского уезда Московской губернии,  произвел подготовку дела по отводу земли для Диспансера МУС, причём выяснилось следующее:
А. Пожелания участников землеустройства.
Уздравотдел МУС желает отвести участок земли под устройство диспансера. Пожелания граждан села Б. Мытищи заключаются в получении соответствующей компенсации с учетом затрат сил, удобрений и средств для некоторых отрубщиков, имеющих запаханные отруба,  за счет земель оружейного завода им. М.И.Калинина, непосредственно примыкающих к наделу крестьян села Б. Мытищи,  причём желают, чтобы данная компенсация совершилась одновременно с отводом земли для диспансера, чтобы озимую запаску можно было произвести нынешней осенью (в самое кратчайшее время).
Б. Местное обследование
1) Состав участников землеустройства: Уздравотдел МУС и отдельные отрубщики села Большие Мытищи – Варёновы, Боков, Карасев и Голиков.
2) Земли, входящие в дачу разверстания: земля б. Химического завода Неймана, Госфонд Мытищинского лесничества, надельная земля граждан Б.Мытищ.
4) Общая площадь землеустройства - около 7 десятин.
8) Порядок землепользования, принятый в обществе: Отрубной
9) Количество дворов в обществе – 99
12) Действительное количество едоков -  750.
21) Сохранились ли в натуре знаки предыдущих государственных межеваний, какие именно и по каким смежствам -  сохранились частично.
22) Какие имеются плановые материалы по землеустраиваемым территориям: План земли 1914 года по селу Большие Мытищи и план техника Занегина.»

Эх, посмотреть бы этот план 1914 года, но маловероятно, что он где-то сохранился.
Пока землеустроители вымеряли участок да составляли свои протоколы, строители «зашли на объект». - Чего ждать? Строить надо. Как пишется в газетах - патриархальную тишину заброшенного уголка Мытищ нарушили громкие голоса, поехали обозы,  зазвенели пилы.
Такой поворот  задел  местное руководство. Как же так? Мы своего разрешения не давали.
25 июля 1925 года № 6813  в Президиум  МУС’а пошла бумага:
«Пролетарский волгорисполком сообщает, что после осмотра выделенной Вами комиссией участка надельной земли крестьян села Б. Мытищ и составления соответствующего акта о пригодности этой земли под постройку диспансера Отделом Общего Управления МУСа на днях уже приступлено  к доставке и разгрузке на эту землю  строительных материалов без ведома волгорисполкома и без ведома крестьян, в пользовании которых находится эта земля.
Приведение в исполнении указанных мероприятий будучи не согласовано с волгорисполкомом и заинтересованными крестьянами,  вызывает недовольство этих крестьян, требующих компенсацию за отчужденные у них участки земли до производства каких-либо работ на этих землях. Считая такое действие Отдела Общего Управления неправильным и несогласованным с ВИКом Пролетарский ВИК просит Вас принять меры к немедленному урегулированию этого вопроса путем высылки землемера для обмера отчуждаемого участка земли и отвода такого же участка из земель Госфонда для компенсации заинтересованных крестьян.
Зам. председателя волгорисполкома Михайлов
Зав. земельным столом Хохлушин
Секретарь Панов

Началась история с компенсацией, которая затянулась на целый год.

24 июля 1925 года землеустроитель Еськов составил протокол, в котором определил «пострадавших» :
Предполагаемым землеустройством затрагиваются отруба Варёновых Максима и Николая Герасимовых - целиком, Сенцова Петра Ильина - большая часть, Карасева Александра Сергеева -  небольшая часть, Головина Василия Сергеева -  целиком, часть Варёнова Сергея Николаева.  7 июля МУС приступил к постройке здания на участке отруба Варёновых. К сожалению положение землепользования с. Б. Мытищи делают этот вопрос крайне затруднительным  так как свободных земельных участков – нет, единственная возможность это изъять из пользования орудийного  завода.

31 июля тот же Еськов вызвал заинтересованные стороны в Пролетарский ВИК, провел среди них опрос и зафиксировал текущее состояние.
Отруб Варёнова -  1,2 дес., из которых культурно обработанной земли совершенно нет.
Отруб Сенцова - 1,25 дес., культурно используется 0,41 дес.
Часть отруба Варёнова С.Н. -  0,6 дес. пашни с посевом клевера
Часть отруба Головина - 1,2 дес., вся культурно использована.

Видимо своим отрубам не все крестьяне уделяли должное внимание, поэтому пришлось как-то объясняться. Например, Варёнов неиспользование земли объяснял тем, что «в последнее время его преследуют несчастья, два года подряд падали лошади» и т.п.
Тем не менее вопрос компенсации крестьянам в принципе решили, 18 августа землеустроительное совещание Московского исполкома УЗУ утвердило  протокол
СЛУШАЛИ: Доклад землеустроителя Еськова по подготовке дела по отводу земли под диспансер.
ПОСТАНОВИЛИ: Признать целесообразным произвести компенсацию за отчуждённые участки под диспансер в урочище «Горельники», для каковой цели препроводить Инспектору лесов для производства местного обследования.

Но тут возник некий Боков Архип Алексеевич, который вновь взбудоражил общественность.
В Пролетарский волсовет от крестьянина села Большие Мытищи
Бокова Архипа Алексеевича
Вышеуказанное учреждение напортило весь урожай травы и клевера 3/4 дес. – под клевер 1,25 дес. - под травой.  В 1924 году я накосил 6 возов  клевера первого года, т.е.  примерно 120 пудов и сена 8 возов -  160 пудов. В  1925 году площадь была  замята и засорена всевозможным строительным мусором и мне удалось по крайкам отруба накосить 35 пудов.  Скотина в количестве 3 голов (корова, лошадь и телка 8 мес.) остались без корму и я очутился в безвыходном положении, не имея средств не могу купить корму и я поневоле придется продать корову и тёлку, оставив для себя только лошадь. И кроме того я остался без посева ржи под будущий год и не имею ярового клина.
С государством спорить и в те годы было уже малоперспективно, так что гражданин Боков получил прогнозируемую «ответку»:
Комиссия 10 ноября осмотрев нашла полное несоответствие заявление Бокова, что земля занятая диспансером только часть принадлежащая Бокову,  причём непаханая и заросшая мелким кустарником и означенная земля ни в коем случае не может дать 160 пудов сена. Не отрицая принесенного ущерба гр. Бокову постройкой диспансера, лишь в известной части земли что составляет 0,5 дес.,  большинство же земли принадлежит другим лицам понесшим больший ущерб. Земля, взятая под диспансер  у крестьян Больших Мытищ, до сего времени не компенсирована.

Тем не менее благодаря настойчивости Бокова, вопрос компенсации удалось продвинуть.
Протокол №68 заседания Пролетарского волгорисполкома от 23 октября 1925 года
Председатель Виноградов, секретарь Панов
СЛУШАЛИ: Заявление гражданина села Б. Мытищи Бокова  о выдаче ему денег за порчу его посевной площади при постройке диспансера.
ПОСТАНОВИЛИ: Выделить комиссию в составе  т. Хохлушина, и т. Соколова, и председателя Больше Мытищинского сельгруппсовета т. Сенцова и составить акт.

Протокол заседания Пролетарского волгорисполкома от 18 ноября 1925 года
ПОСТАНОВИЛИ: Выдать Бокову и другим крестьянам 40 руб из, средств ВИК
Тем временем прошел почти год, а документы на землю все еще не были оформлены. В июне 1926 г Президиум М.У.Исполкома на заседании заслушивал вопрос «Об отводе земли под мытищинский санаторий».
Постановили:  предложить ускорить отвод участка под застройку мытищинского санатория по согласованию с общим отделом.
К осени 1926 года была закрыта и тема компенсации. Техкомиссия Губернского лесного отдела земельного отдела Моссовета РКиКД 3 сентября 1926 года рассмотрела вопрос «о компенсации и превращении в другой вид угодий участков бывшего удельного ведомства площадью 4,6 дес. в урочище «Леонидовка» Мытищинского лесничества. Просимый участок граничит с Юга и Запада: земля села Большие Мытищи, с Юга – обрыт канавой, Северо-Восток – Лесфонд.  Лесистость:  мала, 25-30%,  состояние:  затравлено пастьбой коз и ценности не представляет.»

7 октября 1926 года Земельный отдел Моссовета постановил:
«Исключить из лесного фонда участок леса площадью 4,6 дес. в урочище «Леонидовка» Мытищинского лесничества и передать для граждан села Большие Мытищи в компенсацию за отчуждение надельной земли под застройку диспансера Уздрава. Растущий на участке лес ликвидируется.»
диспансер_заставка.jpg
Диспансер упоминается среди других мытищинских «достопримечательностей» в туристических справочниках Московской области 1930-х годов, например в путеводителе «Вокруг Москвы. Туризм и экскурсии. Выпуск 1. 1930 г». Ностальгическая виртуальная экскурсия для тех, кто застал и помнит старые Мытищи.
После осмотра водопровода можно остаться гулять в хвойном лесу, в котором находится станция, или вернуться назад прежней дорогой до главной улицы, затем свернуть налево, пройти мимо нового большого кооперативного дома, недавно построенного клуба (интересно зайти внутрь), мимо новых домов для рабочих, выйти на шоссированную дорогу, ведущую мимо кладбища к красным каменным корпусам больницы и диспансера и к жел.-дор. линии. Путь (1 км) идет мало интересным открытым местом. В здании диспансера помещается ночной санаторий. По другую сторону жел.-дор. пути находится открытый к 12-й годовщине Октября силикатный завод, производящий кирпичи из белой глины. Осмотр его представляет большой интерес, так как все процессы производства механизированы.
В виду того, что Мытищи в природном отношении мало привлекательны для туриста, можно рекомендовать прогулку к ст. Подлипки  (Щелковская ветка Ярославской ж. д.). От больницы следует идти по тропинке вдоль Щелковской ветки; по обе стороны пути хвойный лес. Налево на полпути от Подлипок новый хлебозавод. Вправо отходят просеки и дороги, по которым возможны очень приятные прогулки. Со ст. Подлипки можно вернуться в Москву.
диспансер_заставка.jpg
В заключение.
Во всей истории с постройкой диспансера остается одна «непонятка»: где диспансер, а где улица Диспансера? Почему улица в полукилометре от объекта, именем которого она названа?
Ответа у меня нет, есть только предположения, вернусь к ним во второй части.
Версии принимаются.

Tags: история, мытищи, улица Диспансера
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Recent Posts from This Journal